Ваш браузер не поддерживается

И с этих пор Она передо мною, как живая: Высокий лоб, незамутненный взор. Их доля превратилась в прозябанье, И здесь, в позорной наготе своей, Они пошли, ничтожные созданья. Я — правосудье высшее Творца,.

Первый сонет Николая Гумилёва

Была сначала глубока Та мгла, что обступала плотным кругом Но вот уже расщелина близка. Протиснулись в нее мы друг за другом. И я просвет увидел в глубине

Разум замер над бездной, готовясь свершить прыжок. * * * От обода к . я скольжу по отрогам гор расслабленным взором, чудится мне.

У вас нет прав на редактирование этой страницы по следующим причинам: Эта страница защищена для предотвращения её редактирования или совершений других действий. Вы можете просмотреть и скопировать исходный текст этой страницы: Шаблоны, использованные на этой странице:

Бесстрастно я гляжу столетьям вслед. Ни гнева нет во мне, ни состраданья. За мной ни для кого надежды нет!.. Но обошла их Неба благодать, Поскольку вечным таинством Крещенья Грехов житейских смыть им не пришлось И зерна христианского ученья До них священный ветер не донес. И вера в души свет не заронила. Что делать — я и сам в незнанье рос, В дохристианской тьме, что нас сгубила".

"Без страха я скольжу над этой бездной, - Сказала Беатриче, - но, поэт, Дерзну тебе я дать совет полезный: Поверь - когда в нас.

Что может быть лучше? Мост над обрывом то шире, то уже, Музыка-ветер, танцуют - души Танец над бездной меня снова кружит Игры с огнем, прогулки по краю Я по земле не иду - я летаю! Что впереди - знать не желаю, Делая шаг - глаза закрываю Пусть ужасаются - да, я не думаю! В венах моих не кровь, а безумие

Алигьери Данте Божественная комедия в цитатах и афоризмах

Скользит по перьям чёрного орла, Что распростёр, от грани и до грани Над миром исполинские крыла. За мглою гор, за лезвием хребта Легла реки хрустальная черта, Чуть видимы огни в далёком стане. И луч звезды, подобный нити льда, Влачит меня неведомо куда На тонком и мерцающем аркане Сонет 7 На тонком и мерцающем аркане Мой дух печально следует за мной.

"Так было сказано в буклете, который я, выбравшись из Дома, собирался повесить на стену в траурно страха я скольжу над этой бездной, —.

Первый поэтический сборник Н. Гумилёва"Путь конквистадоров" открывался стихотворением без названия, написанным в форме сонета: Я конквистадор в панцире железном, Я весело преследую звезду. Я прохожу по пропастям и безднам И отдыхаю в радостном саду. Как смутно в небе диком и беззвёздном! Я конквистадор в панцире железном. И если пет полдневных слов звездам. Тогда я сам мечту мою создам И песней битв любовно зачарую. Я пропастям и бурям вечный брат, Но я вплету в воинственный наряд Звезду долин, лилею голубую.

Этот сонет в творчестве поэта занял особое место. Отражённые в нём образы, темы и приёмы в сконцентрированном виде отражают дальнейшее творчество Гумилёва: В соответствии с давней литературной традицией, сонет, как и весь сборник, предваряется эпиграфом — словами Андре Жида: Эпиграф заостряет основную идею названия сборника —"Путь конквистадоров".

Венок сонетов

Когда в него ворвался он? Скрытный, серьезный, с постоянной насмешкой на лице. Он видит все ее ошибки, чувствует ее настроение, и придает ей силы. Он появляется, когда хочет. Он приказывает ей и ждет подчинения.

В звёздах бездна надо мною стороне: «Здешни наскрозь я знаю - Сразу страх исчез: что пугаться, коли, грешен. тем, что встречей этой тешил то снижалися над нами, с ними я скольжу. . без угроз.

Тень в сумерках Тьма - это обратная сторона света Спасибо другу Тамино Хотару , что напомнил о стихах этого оригинальнейшего русского гитариста, создателя группы"Оргия праведников", творческого и неординарнейшего человека! Его стихи - это сюрреализм слова, они такие необычные, и ни на что не похожие Удары сердца твердят мне, что я не убит Сквозь обожженные веки я вижу рассвет Я открываю глаза - надо мною стоит Великий Ужас, которому имени нет Они пришли как лавина, как черный поток Они нас просто смели и втоптали нас в грязь Все наши стяги и вымпелы вбиты в песок Они разрушили все, они убили всех нас Они пришли как лавина, как черный поток Они нас просто смели и втоптали нас в грязь Все наши стяги и вымпелы вбиты в песок Они разрушили все, они убили всех нас И можно тихо сползти по горелой стерне И у реки, срезав лодку, пытаться бежать И быть единственным выжившим в этой войне Но я плюю им в лицо, я говорю себе: Последний воин мертвой земли Я знаю то, что со мной в этот день не умрет Нет ни единой возможности их победить Но им нет права на то, чтобы видеть восход У них вообще нет права на то, чтобы жить И я трублю в свой расколотый рог боевой Я поднимаю в атаку погибшую рать И я кричу им -"Вперед!

Слабый шорох вдоль стен, мягкий бархатный стук Ваша поступь легка - шаг с мыска на каблук И подернуты страстью зрачки, словно пленкой мазутной. Любопытство и робость истома и страх Сладко кружится пропасть и стон на губах - Так замрите пред мертвой витриной, где выставлен труп мой. Я изрядный танцор - прикоснитесь желаньем, я выйду. Обратите внимание - щеголь, красавец и фат, Лишь слегка потускнел мой камзол, изукрашенный пылью Да в разомкнутой коже оскалиной кости блестят.

Поэтические сборники (Гумилев Николай)

К таким нежданным и певучим бредням Зовя с собой умы людей, Был Иннокентий Анненский последним Из царскосельских лебедей. Десяток фраз, пленительных и странных, Как бы случайно уроня, Он вбрасывал в пространства безымянных Мечтаний - слабого меня. О, в сумрак отступающие вещи И еле слышные духи, И этот голос, нежный и зловещий, Уже читающий стихи! В них плакала какая-то обида, Звенела медь и шла гроза, А там, над шкафом, профиль Эврипида лепил горящие глаза.

Скамью я знаю в парке; мне сказали, Что он любил сидеть на ней, Задумчиво смотря, как сини дали В червонном золоте аллей. Там вечером и страшно и красиво, В тумане светит мрамор плит, И женщина, как серна боязлива, Во тьме к прохожему спешит.

Невольно я скольжу во тьму, . Я склонилась над ребенком, провела ладонью над ним, позволяя Бездна! Какая нелепая шутка: раба сама вручает себя хозяину! . Бывали случаи, когда без вмешательства обойтись было нельзя, вот .. Мальчик-эльф всхлипывал от страха где-то за моей спиной. Не могу.

, 16 октября года 3: Что-то древнее есь в повороте Мертвых крыльев, подогнутых вниз. Я не ищу земного счастья, Ножить без твоего участья, Как жить без сердца, мне нельзя На голос твой я сердцем отзовусь, На верность - верностью отвечу. Ты далеко, но я тебя дождусь, Хотя и много времени до встречи Очень я тебя люблю, Взгляды твои как воздух ловлю, Твои глаза меня теплым баржатом ласкают, Я люблю тебя, пусть все об этом знают!!!

MEET HOT DADDIES IN OUR AREA! - Dan and Phil play: Dream Daddy #2